12 Мар 2010 Интервью 118

"Перспективы и проблемы создания и деятельности саморегулируемых организаций в строительной области. Основные направления совершенствования законодательства".

Здание Государственной Думы. Малый зал.
5 ноября 2009 года. 11 часов.

Воронцов А.Р.
Уважаемые дамы и господа, президиум! Спасибо за предоставленную возможность. Действительно, российские проектировщики первыми создали национальное объединение, и этому предшествовала довольно большая и сложная работа. И надо сказать, что для меня лично эта работа началась в 2004 году, когда меня избрали первым вице-президентом Союза архитекторов России и направили на этот участок. И я был убежденным сторонником того, что саморегулирование должно основываться на членстве именно физических лиц в нашей отрасли. Закон появился в том виде, в котором он появился, и он нам, в общем, послужил той самой базой, которая сегодня позволила создать и систему СРО.

То есть у нас в проектировании на сегодняшний день 33 саморегулируемые организации существуют в России. Они уже вошли в национальное объединение. Наш учредительный съезд состоялся в июле текущего года. Может быть, мы чуть острее чувствовали необходимость объединения.

Связано это было с тем, что появилась опасность создания фиктивных саморегулируемых организаций. Это очень подстегнуло руководителей российских СРО. Нас всего в тот момент было 11, мы приняли решение объединиться, не дожидаясь увеличения количественного состава СРО.

Долго рассуждали, насколько легитимно будет это решение, но я считаю, что мы поступили правильно. Обращаюсь и к строителям, здесь присутствующим, и к изыскателям: господа, не тяните, достаточно у вас авторитета, достаточно у вас репутации, о которой сегодня уже неоднократно говорили, для того чтобы создать эти объединения. Ведь перед объединениями стоит огромная работа. Мы постарались остановиться на проблемах, которые у нас сегодня существуют.

Вообще, ситуация (мы с г-ном Фадеевым обменялись мнениями) очень похожа на ту, которая сложилась в России после отмены крепостного права в 1861 году, когда крестьяне не хотели уходить от помещиков. Было все хорошо, было все налажено. И любые перемены казались страшными, но потом Россия втянулась в процесс и имела накануне Первой мировой войны очень высокие темпы развития, входила в пятерку мировых государств по развитию экономики и по тому потенциалу, который существовал. Мы имели большие преимущества в начале XX века, только вот не сумели ими воспользоваться в должной мере.

У нас сегодня сложилась ситуация, когда Ростехнадзору к концу года нужно очень напряженно работать, рассматривая десятки пакетов документов. А вы знаете, что это более 500 страниц, которые надо рассмотреть, чтобы принять решение о регистрации той или иной саморегулируемой организации.

Вот, например, наша организация, Гильдия архитекторов и проектировщиков, проходила этот процесс в течение четырех месяцев: с января по апрель. И только 22 апреля мы этот статус СРО получили. Вот как сегодня этот процесс будет происходить в Ростехнадзоре, я не завидую коллегам из уважаемой мной организации. Им активно, в режиме онлайн придется работать. И здесь мы, как национальное объединение, готовы (по мере своих возможностей) помочь, чтобы работа велась оперативно и чтобы большее количество добросовестных проектировщиков, объединившись в саморегулируемые организации, получили до конца года статус СРО. И при этом смогли быстрее выдать допуски к проектным работам. Ведь в противном случае останавливается проектное дело, и что будут делать чуть позже строители?! Вот где будут проблемы!

Как ни плохо с проектировщиками, а без них еще хуже, потому что документацию они должны делать и она должна пройти все фазы: нудные согласования, тяжелые экспертизы и т. д. И здесь мы готовы помочь Ростехнадзору расширить это узкое место.

По поводу опасности создания нелегитимных СРО и даже их регистрации.

И здесь мы, национальное объединение, тоже готовы предложить Ростехнадзору помощь коллегии. Мы сейчас создаем коллегию своих экспертов и предложили в каждой саморегулируемой организации создать такие коллегии из наиболее авторитетных и уважаемых проектировщиков. Я думаю, что создание таких коллегий будет очень важным подспорьем для решения вопроса оперативности по регистрации СРО и в дальнейшем – для организации работы по законотворческой деятельности и написанию технических регламентов.

Не знаю, нужно ли так уж нам ругать СНиПы, они в чем-то очень хороши. Это целая система, целая философия проектирования, она была создана в советское время, и так просто отказаться от нее совсем, резко перечеркнуть – неправильно. Может быть, надо проанализировать, что нужно сохранить, а что явится базой для создания технических регламентов в дальнейшем и корректировки уже выпущенного регламента, в частности по пожарной безопасности. Нельзя отбрасывать то положительное, что у нас имеется.

А вот в Техрегламенте по пожарной безопасности столько проблем, что непонятно, честно говоря, кто его написал.

Я вот позавчера столкнулся с одним моментом: написано, что объезд вокруг здания должен быть шестиметровой ширины. У нас в Москве нет ни одного такого объезда вокруг здания. Тем более что во многих дворах остались проездные арки с нормой 4,5 х 3,5 м. И как эти две нормы соединить? А 6 м нужно-то всего, для того чтобы машина встала пожарная, отбросила ауторигиры. То есть не везде нужна норма 6 м, а надо только место определить, где машина встанет. Вот это частность, но через эту частность мы все начнем хлебать через некоторое время полными горстями этой гадости. Отсюда идет и перерасход материалов. Этот регламент писали без участия проектировщиков и строителей.

И вот здесь я подхожу к теме взаимодействия саморегулируемых организаций и национальных объединений с органами государственной власти: с законодателями, с исполнительными органами.

Должен быть четкий регламент. Представители национальных объединений и национальные объединения должны получать в рассылке документы, которые влияют на нашу деятельность, должны реально участвовать с правом голоса в обсуждении всех этих регламентов, СНиПов, законов. Получается, что пишут одни, исполняют – другие.

Повторяю, в создании нормативно-технической базы страны в обязательном порядке должны участвовать специалисты, изыскатели, проектировщики и строители.

Также говорилось здесь о ценообразовании. Конечно, национальные объединения должны разрабатывать, как это делается в цивилизованных странах, рекомендации по ценообразованию. Потому что, если эта работа стоит 1 млн. руб. и мы это знаем, она не может стоить 100 000 руб. И вот эти торги, которые проводятся по 94-му закону, – это фикция, формальность. И, о чем г-н Басин говорил, в проектировании та же самая картина. Непонятная фирма выигрывает торги, я сам недавно через это проходил, пришлось обращаться в прокуратуру, чтобы разобрались. Просто фиктивные данные предоставляются для того, чтобы только выиграть, а потом начинается накрутка (через неучтенные работы, через дополнительные исходные данные) этой цены. А организация, которая добросовестно умеет проектировать и имеет многолетнюю репутацию, выбрасывается по формальному признаку. Можно, конечно, и за три копейки это сделать, но эта сумма [на три копейки] для государства будет вначале, а в конце к трем копейкам прибавится еще много-много миллионов.

К любым торгам, которые проводятся государством и госорганами, должны допускаться только члены саморегулируемых организаций, которых рекомендуют и которых будут квалифицировать. Вот таким образом надо сейчас строить работу.

Следующая тема – невероятно сложная, трудная – создание системы повышения квалификации и аттестации. В 315-м законе Градостроительного кодекса написано: систему создают саморегулируемые организации, и аттестации проводят саморегулируемые организации. Сейчас уже масса предложений: а давайте мы вам устроим систему повышения квалификации, а давайте мы будем квалифицировать ваших работников. По закону разрешено заниматься повышением квалификации нам с вами – саморегулируемым организациям, профессионалам. Так что, будьте добры, законодатели, исполнители законов, государственная власть, создайте нам условия, чтобы мы свою систему сами сформировали. Потому что учебные центры, учебные заведения имеют стандартные учебные планы, и если мне, например, сегодня приходится проектировать высотное здание, а завтра я должен проектировать малоэтажную застройку с применением дерева и клееных конструкций, то никакой учебный план любимого мною МАрхИ это не может учесть. Они выдают стандартный продукт каждый год, и слава богу, потому что это база.

Наши учебные планы, которые мы должны создавать, чтобы реально повышать квалификацию работников, должны быть очень гибкими. И вся система должна действовать по запросу, т. е. в тот пятилетний цикл, в который нам предписано повышать свою квалификацию постоянно, он должен наполняться тем учебным процессом, который мне – проектировщику или строителю – нужен. Сегодня один объект, завтра другой – значит, мне нужно получить конкретные знания. Не вообще обо всем понемногу, а именно то, что на базе государственного образования я имею, я повышаю свою квалификацию целенаправленно.

Дайте нам возможность создать эту систему, мы приблизительно понимаем, как это надо сделать, но на это нужно время.

Точно так же и с аттестацией, есть масса предложений. И чиновники из госорганов говорят: давайте мы создадим центры, которые будут квалифицировать ваших работников. По закону так по закону. Написано – нам, профессионалам, этим заниматься, давайте мы сами это и будем делать. Мы будем привлекать наших коллег, мы будем приглашать специалистов, но должны мы это делать самостоятельно.

При этом вот на что хочу обратить внимание. В Гильдии архитекторов и проектировщиков, где я председатель правления, мы пришли к простой мысли: всем нашим членам выданы допуски, допуски выдавались на основании тех данных, которые мы предоставили по своим специалистам. Таким образом, мы признали квалификацию специалиста, необходимую для того, чтобы получить допуск. 2010 год – точка отсчета для создания системы повышения квалификации.

Не надо нас дергать. Уже завтра 1 января 2010 года – и где ваша система повышения квалификации, где ваши квалификационные аттестаты? Если допуски есть, значит, специалисты, наши работники должны получить квалификационные аттестаты. И мы в гильдии выдаем эти квалификационные аттестаты бесплатно, а систему будем создавать.

Мы сейчас формируем единую базу данных членов СРО в ГАП в электронном виде, и помимо сведений об организации там обязательно будет блок данных на каждого работника. И этот электронный паспорт на каждого работника будет его сопровождать всю его сознательную профессиональную жизнь. Довольно сложно формализовать это. Мы работаем над этим. Это будет паспорт или квалификационная книжка в электронном виде, и также этот документ будет на бумажном носителе, как трудовая книжка работника.

Тем самым мы действительно сможем не только учитывать организации и каждого проектировщика в России, но и следить реально за тем, как он повышает свою квалификацию.

С повышением квалификации масса нюансов и инноваций. Например, в Англии по достижении определенного возраста от работника, от проектировщика не требуют никаких дополнительных прохождений каких-то курсов и сдачи экзаменов. Своим фактом активной профессиональной деятельности он и подтверждает свою квалификацию.

Идем дальше. В перечень опасных видов работ необходимо срочно включить градостроительство, градостроительное проектирование. То есть разработку документации по территориальному планированию. Если город неправильно посадили, вся безопасность начнет валиться именно с этого. И мы это хорошо знаем.

По поводу уменьшения взносов в компенсационный фонд. Это такая, скорее популистская идея, с тем чтобы отреагировать на поручение президента по поводу помощи малому бизнесу. Но в проектировании есть такие монстры, как Моспроект-1, в Москве – Моспроект-2, где работает более 1500 человек в каждой организации. Вообще, проектный бизнес состоит в большей степени из организаций, в состав которых входит 10, 15, 20, 30 человек. 30 человек – это большая проектная фирма на сегодняшний день, господа. Это надо иметь в виду. И у нас, в общем, не малый бизнес, а микробизнес. Поэтому мы, с одной стороны, понимаем, что, наверное, надо уменьшить взносы в компенсационный фонд. Мы знаем, что с этими деньгами можно сделать. Мы их зачтем как взносы для тех, кто уже вступил в организацию и внес в компенсационный фонд эти деньги. Мы сможем их зачислить как взносы на последующие годы. Можно эту меру принимать.

И последнее, может быть, не очень важное, но очень существенное, что я хотел сказать. Сегодня коллегу Басина поздравили с награждением, значит, национальные объединения СРО должны получить законное право выдвигать своих работников на присуждение госпремий и государственных наград, чтобы статус соответствовал серьезному государственному статусу наших организаций.

Спасибо за внимание.